Библиотека Галерея Фотозал Редакция Мнения Новости Начало
 
Наталия Черниговская автор
 
 
   

 

Мы приводим на этой странице фрагмент из книги «Приключение в Южной Америке». Авторские правы защищены. Текст может быть использован только по согласованию с автором или и со ссылкой на него.

Моя книга «Приключения в Южной Америке» продается в книжном магазине-клубе на Австрийской площади по адресу Каменноостровский, 13.
Или непосредственно у автора.
e- mail: nattcher@rambler.ru - icq 432209991 мой телефон 2720640

 


 



 
 


 


Несколько слов об авторе
Несколько лет Наталия провела в Латинской Америке, где знакомилась с древними культурами ее стран, интересовалась легендами, древними символами и рисунками, поверьями коренных народов, их ритуалами и верования. Путешествия по этому неспокойному континенту нередко были сопряжены с реальными опасностями, но это не могло остановить журналиста в поиске ключей от тайн, которые хранит Земля. Наталия совершила ряд рискованных путешествий, одно из которых по Южной Америке смело можно назвать экспедицией по следам легендарных Белых Богов, которые для нее были только люди , по каким-то причинам обожествленные людьми. Изучая древние цивилизации, Наталия открывает для себя человеческий потенциал, чтобы понять, почему столь универсальное сознание, как человеческое, создает историю войн, живет столь короткую жизнь в страдании и страхе при столь огромном потенциале возможностей, данных ему от природы.



Кармен (фото)

... ЗА ЛЮБИМЫМ В НОЧЬ, ХОТЬ НА КРАЙ ЗЕМЛИ
Историю этой невероятной любви, о которой я сейчас вам расскажу , я услышала от аргентинки, во время моего путешествия по Южной Америке. Во время нашей встречи она была владелицей кабаньо , что-то наподобие пансионата для отдыха в выходные дни на Огненной Земле, то есть, действительно на самом краю континента. Но до этого она жила в столице Аргентины, в Буэнос –Айросе, одном из самых красивых городов Южной Америки, который я для себя назвала американским Парижем. После окончания Университета она получила диплом физика, неоднократно подтвердила его учеными степенями и до своего внезапного отъезда на Огненную Землю занималась квантовой механикой в научно-исследовательском институте , где изучала поведение невидимых частиц. Она уже не сомневалась, что существуют кроме нашей другие реальности, или так называемые другие измерения, но не поверила бы, что придет время, когда она сама будет жить в двух разных реальностях одновременно. Но все по порядку.
Встреча.
Мы стояли на расчищенной площадке перед длинным высоким деревянным зданием, ярко освещенная вывеска над входом которого приглашала в ресторан; оттуда исходили умопомрачительные запахи. Даже не верилось, что еще несколько минут назад мы рисуя жизнью занимались водительской эквилибристикой на гололеде горного серпантина, едва различая в метели повороты. Каким-то чудом , перед нами оказался спуск, и вот, как в сказке, нежданно-негаданно мы стоим завороженные тишиной, покоем и красотой. Даже метель здесь не столь свирепа.
Вокруг площадки - двухэтажные деревянные домики под красной черепичной крышей. Романтичную картину завершали сугробы, хвойный лес и относительная тишина. Бывает же такое чудо! Ну, как не благодарить судьбу за столь щедрый подарок!
В ресторане к нам подошла синеглазая блондинка средних лет. Судя по всему, хозяйка.
— Кармен, — приветливо улыбаясь, сказала она.
Мы назвали свои имена, поставили машину на стоянку, и Кармен открыла нам один из домов. Включила отопление, выдала белье, познакомила с порядком проживания и оплаты и пригласила в ресторан поужинать. Эд по обыкновению в новом помещении зажег свечи , «чтобы очистить энергетику незнакомого помещения», и они с Алехо ушли, а я задержалась, чтобы взять фотоаппарат и магнитофон, никогда не знаешь, когда они потребуются.
Оставшись одна, огляделась. Очень мило. Лестница вела на второй этаж, где располагались спальни. Внизу была уютная просторная гостиная и бытовые помещения. Свечи в красивых подсвечниках, создавали особый уют. Я выключила свет и собралась уже выйти, как вдруг услышала странное жужжание. . Оборачиваюсь и вижу, что пламя одной из свеч вращается по кругу сантиметрах в десяти над фитилем. И жужжит, как пчела.
— Никогда такого не видела, — удивилась я и начала загонять пламя на фитиль авторучкой, которую я держала в руке вместе с блокнотом: «Как всегда, во всеоружии» улыбнулась я, сражаясь с непослушным огоньком, который , казалась, играл со мною в веселящую его игру. Пластмасса оплавилась, и мой драгоценный «Паркер» лишился наконечника, а пламя между тем, продолжало танцевать и петь. Я просто не знала, что делать и стояла в растерянности, когда распахнулась дверь, и раскрасневшийся от бега Алехо, заторопил меня на ужин. В этот момент пламя само село на фитиль, и я захлопнула за собой дверь.
Мы вошли в помещение внушительных размеров с высоким потолком, убранное в деревенском стиле. Столы и лавки деревянные. Скатерти свежие, салфетки подобраны по цвету со вкусом. С потолка спускались ветки двух деревьев, которые, подобно колоннам, поддерживали крышу. Правда, ветки были с засохшими листьями, но все равно красиво и необычно. Посередине пылал огромный камин. Было тепло и уютно.
Нас обслуживала сама хозяйка. На наш вопрос, чем мы заслужили такую честь, она сказала, накрывая на стол:
— Не часто к нам приезжают гости из России и Колумбии. Теперь ваш визит войдет в историю этих мест.
- А это тоже история, показала я на странные фотографии и на стене, на которых были портреты людей в полосатых одеждах заключенных.
- Да, сказала Кармен. Этот ресторан находится в бывшем бараке для заключенных. Ведь Огненная Земля в 19 веке была карцером для особо опасных преступников. Отсюда никому не удалось сбежать. От тоски и безысходности, холода и непосильной работы долго здесь не жили.
Мы уже несколько суток питались сухомяткой и сейчас накинулись на салаты, мягкий вкусный хлеб, мясо и рыбу.
Капмен готовила мне чай, а моим попутчикам кофе. Я прислушивалась с шипению кипятка в кофейном аппарате, и уплетая вкуснейшую еду, наблюдала за нашей хозяйкой. Ее движения были быстрыми, уверенными и плавными. Больше всего меня поразило, что я не услышала ни одного звука, который обычно издает ударяющиеся друг о друга чашки, ложки, блюдца. Кроме шипения кипятка никаких звуков не было. Это показалось мне странным.
Банкет по случаю прибытия на Огненную Землю мы продолжили в домике. На этот случай у нас была приготовлена водка «Smirnoff», на коробке которой были нарисованы пингвины. чилийские фрукты, особый чай, конфеты и вкусное печенье. Банкет удался. Настроение у всех было отличное. Мы шутили и смеялись. Но все же усталость взяла свое и к полуночи мы разошлись по комнатам.
Ночью я проснулась от странного шума. Налетел порыв сильного ветра и распахнул окно. Одна створка окна слетела с верхней петли и повисла, готовая упасть в сугроб.
— И откуда ветер в лесу? — подумала я, и неимоверным усилием воли заставила себя вылезти из-под теплого одеяла. Температура-то снаружи минусовая. Мне удалось поставить раму на место и запереть окно. Как только я это сделала, ветер мгновенно стих.
— Чудеса! Сплошные чудеса, надо завтра встать пораньше и поговорить обо всем этом с Кармен— подумала я, засыпая.
Чуть свет все были уже на ногах. Эдуард с Алехо должны были подготовить машину к завершающему прыжку. Сегодня мы должны прибыть в город-порт Ушуаю – крайнюю точку Южной Америки. Дальше уже Антарктида. А я пошла в ресторан, чтобы расспросить Кармен о «делах в ее королевстве». Вышла на мороз. Темно и тихо. Под фонарями сверкают голубоватые сугробы, сосны лениво нежатся в снежных шубах, и тишина такая, что кажется, я оглохла. Ни одного звука.

Предисловие к разговору.
В ресторане никого, кроме хозяйки. В середине зала пылает камин, языки пламени играют с тенью на стенах, Дерево и живой огонь наполняет помещение приятным ароматом и теплом. Я приблизилась к стойке и поздоровалась с Кармен. В ответ она приветливо улыбнулась и предложила мне в ожидании моих спутников выпить с нею по чашечке кофе. Пока она готовила напиток, я снова внимательно наблюдала за ее точными и стремительными движениями, которые не произвели ни единого звука, хотя она манипулировала с посудой. Я невольно залюбовалась ее грацией. Она почувствовала это и, довольная произведенным впечатлением, улыбнулась.
Наконец кофе был готов, и мы направились к столику у камина. Кофе издавал густой аромат, тихо потрескивали поленья в камине. Мое внимание магнитом притягивали лица с фотографий на стене. Среди них были очень молодые. Мне почему-то казалось, что не зря они здесь висят. Я ощущала вибрации тайны. Возможно они как-то связаны с ее, Кармен, личной историей. И я осторожно спросила об этом, с надеждой глядя на нее.
Кармен с ответом не торопилась, молча смотрела на огонь, погружаясь в раздумья. Красноватый отблеск пламени играл на ее обветренном, загорелом лице, а кофейная чашечка в руке казалась крохотной. Она сидела прямо, чуть наклонив голову. Прядка белокурых волос упала на лоб, на губах блуждала едва заметная улыбка, синие глаза мечтательно смотрели куда-то вдаль, сквозь пламя камина. Независимое выражение ее лица становилось все мягче и все меньше вязалось с ее обликом амазонки, так же как кокетливый яркий фартук с простой одеждой, свитером и рабочими брюками. Но именно в этом и была изюминка.
— Вы верите в параллельные миры, в привидения? — вдруг спросила она и устремила на меня долгий, испытывающий взгляд.
— Верю, что неразгаданные тайны существуют до тех пор, пока у человека не хватает знаний, чтобы объяснить загадочные явления, — улыбнулась я, — все тайное когда-нибудь становится явным.
Она заглянула в мои глаза и, улыбнувшись, сказала:
— Видите ли, я ученый-физик по профессии. Родилась и жила в столице, работала в серьезном научном учреждении, пока со мною не произошло то, что заставило приехать и остаться здесь. С точки зрения здравого смысла, эта история может показаться бредом сумасшедшего. Да я бы и сама не поверила, если бы все это произошло не со мною. Поэтому никому и не рассказывала, и все же очень хочется с кем-нибудь поделиться. Вы приехали и уедете в свою далекую Россию, и, возможно, да так и будет, мы больше никогда не встретимся. К тому же, мне понравилось, как вы ответили. Обычно люди смотрят не своими глазами, а взглядом «принятого представления». То есть видят, что принято в их окружении. Или то, что воображают. Попробуйте отнестись к моему рассказу непредвзято.
— Постараюсь, — пообещала я.
И она рассказала действительно невероятную историю. На Огненной Земле, именно в этих местах, проходил срочную службу ее сын. К нему она и приехала сюда однажды из Буэнос-Айреса, где жила с мужем. Она так соскучилась по сыну, что не хотела уезжать сразу и решила остаться здесь на несколько дней. Обедая в этом самом ресторане, спросила у хозяина, не сдаст ли он ей комнату дня на два-три. Он согласился.
Вот тогда-то ночью все и началось. Ей приснился странный сон. Он был ярким, как в обычной жизни: краски, звуки, запахи.
Она встретилась с незнакомцем и проговорила с ним всю ночь. Он был спокоен, внимателен, прост в общении, умен и искренен. Он вызывал исключительное доверие, и она испытала необъяснимую радость оттого, что он как-то сразу стал чрезвычайно ей близок. Казалось даже, что они давно знают друг друга, и вообще они с ним - единое целое. И было непонятно, как без этой своей естественной половины она могла жить раньше, жить так долго.
— Мне казалось, что я мечтала об этой встрече всю жизнь. И теперь мое сердце ликовало, заветная мечта сбылась. И я ощутила физически, как растаяла, растворилась тоска по родной душе, потому что душа эта была теперь рядом. В лучах его глаз растаяло одиночество, а мир, к которому привыкла — будничный и серый — вдруг вспыхнул яркими красками, стал удивительным, прекрасным, праздничным.
— Но ведь этот мир был иллюзорным, он был лишь в вашем пусть прекрасном, но только сне!
К моему удивлению, когда я проснулась, это мироощущение не изменилось, не исчезла и обретенная целостность с ним и всем сущим. Весь день я пребывала в странном состоянии. Мир явно был другим. Он ожил, наполнился плотью и кровью, стал теплым, родным и таким прекрасным. Было ощущение, что я только что проснулась, а может быть, только что родилась. Я увидела лазурной синевы небо, изумрудные ели, бело-розовый с голубым оттенком сверкающий снег. Краски мира стали пронзительно яркими. Я была счастлива, просто счастлива, и мне казалось, что только сейчас я осознала истинную ценность Жизни.
Все доставляло удовольствие: запахи, пища, общение. Мир повернулся ко мне незнакомой, лучшей своей стороной. Я восхищалась им, я любила его. И это Он — мой возлюбленный; в этом уже не было сомнения, что незнакомец из сна — мой дорогой, близкий, родной, очень значимый для меня человек. Казалось, он вдохнул силу в мое сердце… Нет, раньше я не жила, я только думала, что живу. Ликование моей души передалось и сыну. Мне казалось, что наши с ним сердца соединила удивительная, непостижимая нежность друг к другу.
Каждую ночь из тех, которые я провела тогда на Огненной Земле, он являлся мне во снах, и эти встречи изменили и меня, и мою жизнь.
Однако в Буэнос-Айресе он в мои сны не приходил. Первое время я отчаянно тосковала. Просто не находила себе места. Общение с ним было мне необходимо как воздух, как вода, как сама жизнь. Меня как будто разрезали по живому, и половина моя, лишенная другой, кровоточила и умирала. И выжить я могла только на Огненной Земле. Но надо было оставить устроенную, в общем-то благополучную жизнь: мужа, с которым, не догадываясь, что без любви, но все же я прожила более 20 лет, моего обожаемого сына, работу, которой очень дорожила и которой была увлечена, благоустроенную квартиру, столицу, друзей и весь привычный распорядок своей жизни и уехать в неизвестность, к случайному незнакомцу из сна, не представляя, что ждет впереди. Словом, абсолютное безумие.
Рассудок негодовал: ради героя из сна?! Иллюзии? Он был и рассеялся.
— У него свой, а у тебя свой мир, — взывал к разуму мой внутренний голос. — Поблагодари судьбу за безоблачный миг счастья, за подарок, которым стал этот неожиданный сон, и живи дальше как жила, реальной жизнью.
Но я не могла больше жить так, как жила до встречи с ним, как ни старалась.
Прошло семь лет. Я, казалось, успокоилась, и только вот засыпала и просыпалась с его именем, с его образом. Мне казалось, что я смирилась. И больше не боролась с собой. Но в душе я даже не предполагала, что давно уже сделала выбор в пользу крохотной точки на земле, где испытала лучезарное счастье.

Я живу в двух измерениях.

И вот пришел миг, когда я оставила все, что составляло ценности моей жизни, и полетела навстречу своей нереальной любви. Разыскала тот самый ресторан, то есть вот этот… И в первую же ночь испытала неуемную радость при встрече с возлюбленным. Наши сердца рванулись навстречу друг другу. Души обнялись и слились воедино. Половинки снова соединились. Я сразу обрела покой и счастье. Что я тогда испытала, не передать словами. Мне казалось, что мы стали звездой и перенеслись в космос. С меня как будто слетели оковы, и я вырвалась из плена, как бабочка вылетает из жесткой куколки, которая давит и ограничивает.
Отныне я была свободна и могла все. Я больше ни в чем не сомневалась. А утром уговорила хозяина этого ресторана продать его мне. Вызвала своего адвоката. И решила все проблемы относительно моего будущего. Хотя понятия не имела, как вести хозяйство.
Он помогал мне: учил, наставлял, защищал. С его помощью все получалось как нельзя лучше. В наших делах он голова, а я руки. В окрестностях много подобных ресторанчиков. Сюда по выходным собираются любители покататься на лыжах, собачьих упряжках, снежных мотоциклах и санях. Здесь много баз отдыха, но мой ресторан всегда был вне конкуренции, в выходные всегда битком набит народом. Решила построить несколько домиков для тех, кто хочет остаться с субботы на воскресенье. Построила. Оказалось мало. Построила еще. Хозяйство разрослось. Приехал помогать сын.
— Но вы же живете все равно в разных измерениях!
— А кто вам сказал, что человеку для жизни достаточно одного? Я думаю, вы не будете спорить, что существует бесконечное число вариантов реальности.
А, впрочем, вы правы: поначалу меня удивляло, что я живу в двух реальностях. Но постепенно изменялось мое отношение к понятию «реальность». Этой странной встрече я обязана тем, что живу не в одном, как все, а в двух измерениях. Обе реальность существует благодаря такому моему восприятию. Для меня и тот, и другой мир - одинаково реальны и материальны. Видимо, мои реакции на раздражители этих миров создают мысли, чувства, ощущения и побуждают к действиям с одинаковой степенью достоверности. По сути, все это реакция на разные раздражители. Наши восторги, наши «дикие» страдания, обиды, утраты и приобретения, сама жизнь и смерть — все зависит лишь от нашего восприятия. Человек может не только воспринимать, но и влиять на восприятие других при помощи своих мыслеобразов. Чем они для человека достовернее, тем ярче его реальность. На этом основан гипноз, черная магия и многое другое, чем один человек может воздействовать на волю и сознание другого без его волевого участия, а иногда тайно, чтобы обрести власть над ним. Но это есть одно из самых грубых нарушений законов космической нравственности. А нарушение законов, как известно, наказуемо. А причины нарушения законов, как правило, — одни и те же: Недоверие и Страх.
Человек реально живет только миг, который называется «сейчас», но этого он не осознает, потому что его внимание то отстает, застревая в прошлом, то бежит в еще не наступившее будущее. Не чувствуя плоти Жизни, он страшится ее, не доверяет ни себе, ни окружению. Попадая в зависимость к страху, он стремится к контролю над чужой волей и теряет свою.
— Понимая это, вы больше не делаете ошибок?
— Страх и Недоверие ушли из моей жизни, это правда. Но она не стала безоблачной. Остались проблемы, неприятности, как у всех. Но только я теперь к ним иначе отношусь, как к своим помощникам. Они помогают мне совершенствовать себя, потому что показывают мне, с чем мне предстоит еще работать. Ищу в себе причины, которые создали условия для очередной проблемы, и если нахожу, то решаю, и именно это позволяет мне подняться своим сознанием еще выше. Прав Ричард Бах, который написал, что не существует такой проблемы, в которой не было бы бесценного дара для человека. Мы создаем себе проблемы, потому что они, оказывается, нам крайне необходимы. Без них подъем к вершине невозможен.
— Простите, но как история вашей любви связана с фотографиями? Не хотите ли вы сказать…
— … Что он бывший заключенный, погибший в этих местах? Дух этих мест? — закончив мою фразу, засмеялась Кармен. — Скажу честно: не знаю. Все может быть. Но это для меня не важно. Важно только то, что он есть.
— А почему вы спросили меня о привидениях?
— Ну, просто хотела понять, как вы относитесь к необъяснимому, и могу ли я вам это рассказать. К тому же здесь, на Огненной Земле, привидения не выдумки! Слава о них распространилась по всему острову. Здесь ходят страшные легенды об их жестоких шутках... Мне не раз приходилось слышать рассказы от владельцев других ресторанов; там даже кабаньо не строят, потому что если бы построили гостиницу, никто бы все равно на ночь там не остался.
— А у вас они есть?
— Конечно, но у меня они безобидные шалунишки. С женщинами заигрывают, чтобы привлечь внимание. Не всегда это женщинам нравится, а некоторые пугаются не на шутку. Бывает, ночью окно распахнут, а то и с петель сорвут, если уж очень расшалятся; что-нибудь спрячут, с огнем любят баловаться. Словом, развлекаются, играют, но вреда не причиняют.
Выходит, я уже столкнулась с шалунишками. Я рассказала Кармен про свечу, которая жужжала, как пчела, и про то, как ночью с петель сорвалась рама. Впрочем, я уже ничему не удивляюсь, несколько лет жизни в Латинской Америке научили многое принимать, хотя пока без объяснения. А индейцы знают, что на Земле немало мест, где пересекаются миры.
— И все же вам не бывает страшно? Ведь трудно предугадать, чего можно ожидать от представителей других миров?
— Здесь я в полной безопасности, желанна, любима и защищена от всех бед.
Я взглянула на улыбающуюся Кармен.
-Все-таки, - подумала я, - мы, женщины, - странные существа: готовы мчаться на зов любви, ничего не страшась, «хоть на край Земли, хоть за край», как поется в известной песне, в самом буквальном смысле этого слова. Например, на Огненную Землю, и даже в другое измерение, как Кармен. Если любящая женщина слышит отклик родного сердца, для нее не существует преград, даже если это граница миров, на пути к нему ее отвага безгранична.
— Вы и во сне не покидаете Огненную Землю? — осторожно спросила я.
— Мы путешествуем по всему миру, но обязательно возвращаемся сюда. Покинуть эти места совсем он не может — таков закон его мира. Я, так уж получилось, живу с ним в его мире и подчиняюсь законам того мира, а в своем подчиняюсь нашим законам. Я осознаю и тот, и другой. А любовь во всех мирах есть любовь. Она не исчезает. Ведь она живет в моем сердце и переходит через грань вместе со мною.
— Это действительно так, — сказала я, — она одинакова в любых измерениях. Потому что каждый из нас есть то, кто есть, независимо от места и времени. Любовь не изменяется, приходя во сне или наяву, к юной девушке или зрелой женщине; наверное, она такая же, когда приходит и к мужчине. Она вечно прекрасная, возвышенная, человечная. Любовь неподвластна ни Страху, ни Недоверию. Любовь свободна и потому отважна.
— Теперь она всегда в моем сердце, — сказала Кармен. — Однажды осветив его, она его не покидает. И может быть, она всегда жила и живет в сердце человека, только он не догадывается. Я тоже не знала, но Он открыл мне тайну моего сердца, однажды разбудив его.
— Вы действительно ни разу не пожалели, что поменяли свою устроенную цивилизованную жизнь в Буэнос-Айресе на эти дикие места и, в сравнении с городским бытом, неустроенность?
— Ни разу. В безусловной любви к этому человеку я обрела истинный покой и цельность. Мужчина и женщина в идеале — одно совершенное целое. Он — самое дорогое мое сокровище, — сказала Кармен, и глаза ее увлажнились и засветились нежностью. — Любовь обязывает мою душу трудиться и наполняет ее содержанием. Но труд этот, хотя и нелегкий, совершенствующий ее, — не повинность, а удовольствие. Процесс совершенствования стал целью, а постижение истины — наслаждением и главным смыслом моей жизни. Я не устаю благодарить судьбу за этот бесценный и удивительный дар.
— Вы боитесь его потерять? — вздохнула я.
— Как можно потерять то, что не имеешь? Человек — не предмет, его нельзя иметь, им нельзя обладать, а потому нельзя и потерять. Но я поначалу боялась, что не увижу этот сон на следующую ночь. Этот страх причинял мне страдания. Не сразу я решилась сказать Ему об этом. Он рассмеялся. А потом серьезно спросил: «Ты действительно еще не веришь, что все зависит только от того, что ты выбираешь, к чему стремится твоя свободная воля?» И научил меня слышать себя, понимать и доверять себе.
— Вы говорите с вашим избранником о любви. Как он воспринимает это состояние?
— Он считает, что когда сплетаются души в едином порыве любви, с людьми что-то происходит. Их энергетика изменяется. И они способны подключиться к информационному потоку Вселенной. Это ощущается как обретение свободы.
— Вы давно вместе?
— Уже 30 лет.
— Наверное, это возможно только в другом измерении, —вздохнула я.
— Она расхохоталась, как могут смеяться только совершенно счастливые люди.
— Вам кажется это ненормальным? Хотя любить так сильно столько лет — это, пожалуй, для обычных людей, то есть живущих в одном, своем, измерении, ненормально. Но какое имеет значение определение моего состояния, если моя жизнь удивительна, она ярка и наполнена. Я действительно счастлива. Мне немало лет, но я здорова и полна сил. Взаимная любовь — это не только сокровище души, но и Великая тайна о невиданном источнике энергии.
В этот момент вошли Эдуард и Алехо.
По их виду я поняла, что спрашивать ни о чем не стоит. Кармен быстро накрыла на стол, и мы принялись за еду. Я смотрела, как Эд уплетает булочки с джемом, и думала о разговоре с Кармен.
Она права, это любовь - Великая Сила. И мне вспомнилось из Кастанеды, как нагваль-мужчина вел группу магов через миры. А маяком во Вселенной ему служило любящее сердце. Оно принимало вибрации сердца любимой и любящей женщины-нагваля.




продажа женских пальто